Искусство на костях
Изделия из кости до шлифовки. Фото: Елена Познахарева

Изделия из кости до шлифовки. Фото: Елена Познахарева

Что может помочь резьбе по кости вновь стать популярной 

Тобольск — один из основных российских центров, откуда вышли мастера художественной резьбы по кости. Здесь с 1721 года, когда в город были сосланы взятые в плен во время Северной войны шведские офицеры, развивается традиция изготовления изделий из бивня мамонта. Еще через сто лет в Тобольск после восстаний 1860-х годов в Тобольск были сосланы поляки, которые научили русских умельцев делать броши, табакерки, заколки из кости. Они отправлялись в Санкт-Петербург, Москву, Казань, Киев, Нижний Новгород. К середине 1870-х годов тобольская резьба по кости становиться промыслом со всеми присущими ему особенностями организации производства и сбыта. В городе открывается «Сибирская мастерская изделий из мамонтовой кости С. И. Овешковой». При советской власти народное ремесло продолжало развиваться: кубки с изображением серпа и молота, деревенские мотивы, а позже и полет человека в космос заняли место рядом с традиционными северными мотивами. Сегодня в городе работает единственная в России фабрика художественных косторезных изделий. Мастера тобольской школы работают по всей Тюменской области.

Балконный мастер

Эта квартира на первом этаже жилого дома — мастерская резчиков по кости. Долгое время здесь работал косторез Виталий Русачев, потом — его жена Ирина Могутова. Мастерская сегодня занимает несколько квадратных метров на балконе. Стеклянная дверь, за которой узкое пространство от пола до потолка заставленное коробками, инструментами и неоконченными фигурами, не защищает квартиру от пыли.

– После каждой работы не то, что на балконе, во всей квартире нужно делать генеральную уборку. Пыль, неотъемлемая часть работы костореза. Работа вредная, поэтому дело считается не женским занятием. Сегодня, конечно, границы стерлись, а вредность осталась, — говорит Ирина Могутова, проходя боком к своему рабочему месту.

Работа начинается с эскиза. Свою идею мастер переносит на бумагу, а после для наглядности делает полноразмерную модель в пластилине. Когда начнется работа с костью, изменить что-то кардинально будет практически невозможно.

Ирина Владимировна держит в руках будущую работу под названием «Арктика». Рядом с большой медведицей стоит ее детеныш, а с другой стороны на них смотрит нерпа. Материал уже подобран — скульптура будет из большого зуба кашалота. Композиция цельная, поэтому фигурки Ирина вырежет одну за другой из одного куска.

– Задняя часть зуба не будет тронута, фактура останется такой, какая есть. После выполнения всех работ от эскиза до шлифовки, композиция станет блестящей, — говорит мастер.

Работа от эскиза до готового изделия может занимать и недели, и месяцы. На «Детей Севера» Ирина Могутова потратила больше полугода.

– Фигуры выражают разные эмоции: вот девушка радостно играет с собакой, другая гордо везет свою сестренку на санках, — показывает Ирина.

На подоконнике стоит 12-тисантиметровая фигурка шамана с бубном. Работу над ней начинал еще муж Ирины. Сама она включилась только на финишном этапе. Фигурка пролежала в воде на несколько часов дольше и дала трещины. Кость, несмотря на свой первостепенный крепкий вид, легко испортить неаккуратным движением. Иногда отходят слои, и тогда приходится либо менять концепцию изделия, либо делать скульптуру меньшего размера.

Брошки с соболем и колокольчиками, нефтяная вышка, птицы — по столу разложены различные почти готовые изделия. По каким-то из них еще нужно пройтись грубым инструментом: различными фрезами, которые мастера изготовили сами. С другими осталась мелкая работа лобзиком, чтобы кулон стал ажурным.

– Когда на экскурсии приходят дети, первым делом зажимают уши. Работа по кости на верстаке имеет такой же звук, как и работа стоматолога. А после гости зажимают нос — кость при соприкосновении с инструментом отдает характерным запахом. Но ко всему можно привыкнуть, — улыбаясь, говорит Ирина.

Полировочный круг — финальная стадия в резьбе по кости. Сначала Ирина идет на «грязную работу». Специальным порошком наводит блеск на изделие, а после на «чистую» проходится по фигурам. После чего они начинают сверкать так, словно он покрыт лаком.

Если композиция состоит из нескольких элементов, мастер ее собирает. Мелкий орнамент может быть окрашен, например, чаем, но чаще мастер изначально выбирает кость необходимого цвета.

Северный мотив

Основной линией развития тобольского промысла издавна стала миниатюрная объемная скульптура с северными мотивами. Правда, сегодня все реже можно увидеть заложенные еще в XIX веке мастером Терентьевым, умелым косторезом, основы жанровой скульптуры с социальным характером и бытовыми реалиями. Фигуры все также отличаются обобщенной пластикой с явной фактурой кости, но все чаще носят декоративный характер.

Ирина Владимировна представитель тобольской традиции: в ее работах только северные мотивы и образы коренных народов: хантов и ненцев. Езда на оленях, упряжки с собаками, ловля рыбы, молодые оленеводы, шаманы, духи предков — основные темы тобольской косторезной традиции.

– Опыт работы на фабрике в Тобольске, поездки на выставки и фестивали на север дали о себе знать, муж всегда работал с традиционными мотивами. Если посмотреть на полки в салонах, то можно увидеть, что это естественная тема для нас. Да, каждый мастер работает в своей технике, но посыл один и тот же, — говорит Ирина Владимировна.

В России существует еще три школы художественной резки по кости. Холмогорская резьба отличается воздушностью и ажурностью. Резные элементы украшают большие шкатулки, кубки. Для мастеров Чукотки традиционна гравировка и перенос целых сюжетов, притч и сказок на цельные куски кости. Фигуры людей здесь имеют упрощенное воплощение, без прорисовки четких черт лица. Якутские мастера в своем промысле соединили и близкие к тобольской школе северные мотивы, и резные элементы холмогорских мастеров.

«С принятием закона о том, что подарки не могут быть дороже трех тысяч рублей, спрос на кость резко упал»

Ирина Могутова одна из немногих, кто официально работает с зубом кашалота. Сегодня животное занесено в красную книгу и все, что связано с ним считается браконьерством. Но ее выручат семейные запасы 90-х годов. Ценным материалом сегодня считается и кость мамонта, которую еще удается найти в северных болтах, тундре и мерзлоте.

– Я покупаю только цепки — коровьи кости, чтобы делать из них небольшие брелоки, броши. На крупные изделия кость не беру, она, конечно, не такая ценная, можно приобрести на любом мясном заводе. Запасы позволяют делать фигуры из хорошего материала, — отмечает Ирина. — Два года килограммовая кость мамонта стоила около 10 тысяч рублей. Цена готового изделия из материала может достигать 50 тысяч. Вопрос в другом, кто сегодня готов покупать подобные сувениры?

Ирина редко работает с клиентами напрямую, только если удается установить личный контакт с иностранными гостями. Все работы ее работы продаются в салонах и центрах.

– Продукция из кости, как довольно дорогое ремесло, часто уходило на сувениры и подарки высокопоставленным лицам, но с принятием закона о том, что подарки не могут быть дороже трех тысяч рублей, спрос на кость резко упал, — отмечает мастер. — Конечно, не многие могут позволить себе купить изделие из мамонтовой кости, но цену на сувенир диктует стоимость материала и ручная работа.

В сувенирных магазинах можно найти резные изделия стоимостью от 100 рублей и до бесконечности.

– Раньше музеи пополняли свои фонды в том числе и изделиями из кости, сегодня государственное учреждение не может позволить себе этого, — говорит мастер по художественной обработке кости.

Некоторые работы Ирины Владимировны не продаются уже два года.

– Помню, с 2005 по 2010 год в регионе был бум на изделия из кости. Принесу новую работу — через неделю ее уже нет. Казалось, что если изделие стоит два месяца — это долго, — подытоживает мастер. — Сегодня я работаю больше на выставки и фестивали, в этом очень способствует центр прикладного творчества и ремесел.

В Тюмени сегодня работает не больше десяти мастеров в технике художественной резке по кости.

– Чтобы сохранить традицию резьбы, конечно, нужно передавать опыт молодым людям. В ближайшее время я перееду в просторную мастерскую, где можно будет расставить станки, тогда и планирую взять учеников. Технология работы может перейти только с приобретением опыта, но для этого нужно заниматься, видеть работу мастеров и коллег, — говорит Ирина, расставляя фигуры на полке.

Исчезающий город Далее в рубрике Исчезающий городКакие памятники деревянного зодчества может потерять Тюмень и как спасти то, что еще осталось?  Читайте в рубрике «Титульная страница» С Нового года мусор в России будет жить по-новомуСтанет ли в стране меньше отходов, и во что нам это обойдётся? С Нового года мусор в России будет жить по-новому

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»