«Я знаю, как строить дороги в суровых условиях»
Усен Муртазаевич Бурханов. Фото: Елена Познахарева

Усен Муртазаевич Бурханов. Фото: Елена Познахарева

Как живут киргизы в Тюмени

Сразу у входа на Червишевский рынок начинаются прилавки с варежками, обувью и разноцветными пуховиками. Торговцы переминаются с ноги на ногу, по ряду снуют женщины с пластиковыми стаканчиками горячего чая. Червишевский — единственный открытый рынок в Калининском районе Тюмени. Основной процент коммерсантов — киргизы.

«В Тюмени я три раза отказывался от покупки жилья»

За одним из прилавков стоит молодой человек. По трем сторонам контейнера развешены ботинки и кроссовки. Сардарбек Сагындык лишь помощник в деле двоюродного брата. Два месяца назад он приехал из Абакана, остановился у родственников и вышел торговать на улицу. Опыт продаж у Сардарбека в крови: его родители, когда переехали из Джалал-Абадской области Киргизии, сменили работу на земле на торговлю.

– До последнего времени торговля в Абакане приносила прибыль, но что-то изменилось и мне пришлось уехать. В Тюмени я понял, что здесь можно зарабатывать на жизнь, а если есть основа, то можно и о будущем думать. Когда-то, также как и у брата, у меня будет дом и семья, а пока я могу предложить вам отличные туфли. Это последняя модель, честно, — показывает парень на ботинки с тупым носом.

Родители Сардарбека в скором времени планируют вернуться в Киргизию, но сам парень о переезде не думает. В России он живет с 6 лет.

– У меня здесь и друзья, и дом. Это для родителей все самое ценное осталось на родине, они уезжали взрослыми, а я ребенком — все для меня началось именно в России.

Сабир и Ирыс Абдыкадыровы переехали в Тюмень в 1998 году, когда обоим супругам было чуть больше 25 лет. В Киргизии они жили в Ошской области, в селе Кызыл-кия.

– Мы ехали в Россию заработать. Дома не было занятия, которое бы позволило обеспечить семью. В Тюмени я три раза отказывался от покупки своего жилья. Все время говорил, зачем оно мне, если я вскоре вернусь домой, — вспоминает Сабир.

В Тюмени Сабир сменил свою профессию шофера на строителя: укладывал монолиты и занимался отделкой помещений, но всегда работал официально, с разрешением на работу. Ирыс сразу пошла в коммерцию: сначала возила вещи из Бишкека, а после перешла на товары из России.

В 2003 году Абдыкадыровы собрали вещи, закрыли дело, взяли своего сына и уехали домой в Киргизию, где у них есть свой небольшой домик. Сабир стал "таксовать", но заработанных денег хватало только на то, чтобы заправить машину и купить хлеб. Семья решила второй раз приехать в Россию. В 2007 году муж и жена отказались от гражданства Киргизии, и Абдыкадыровы стали россиянами.

Сегодня у Абдыкадыровых одно из самых выгодных мест на рынке: заходишь, и вот их прилавок с «тысячью мелочей» на зимний сезон. Не так давно, когда на стройке Сабиру стали задерживать зарплату, мужчина сменил наемного работника на рынке и сам встал за прилавок.

– Мы работаем 7 дней в неделю. Раз в месяц на рынке санитарный день — тогда и у нас выходной. Но зато торговля позволила мне и дом купить, и машину, — взяв из рук жены тандырную лепешку, говорит Сабир.

Абдыкадыровы живут в частном секторе в центре города, но Сабир мечтает о доме с бассейном.

– Мы вернемся домой, конечно, когда мне все надоест. Здесь все продадим и купим элитный дом в Ошской области с бассейном. Я открою небольшое дело, и мы будем жить рядом с родственниками. От российского гражданства откажемся, — размышляет мужчина.

Другая семья, Нурлан и Айсада Кульбаевы, переехала из Джалал-Абада вместе с родителями, когда обоим было по 20 лет, но гражданство они получили только спустя 8 лет, в 2007 году. Родители молодых уже вернулись на родину, а Кульбаевы даже не думают о том, что когда-то переедут жить обратно в Кыргызстан. В Тюмени у них дом, пятеро детей и 4 контейнера, полных вещей, на рынке.

– Наши родители уехали из России, потому что у них все, что им дорого, осталось в Киргизии. Они, как и наши предки 100 лет назад, живут в частных домах, ведут хозяйство и разводят скот. У нас же — вся жизнь здесь, и она другая. Даже если рынок перестанет приносить прибыль, мы останемся в России, я пойду мыть пол в любой магазин, а муж на стройку, но мы никуда не уедем, — ставит точку в разговоре Айсада.

«Мне спокойнее работать в России»

Усен Бурханов открывает дверь своего дома. На полу лежат яркие ковры с традиционным киргизским орнаментом. Топчугуль — хозяйка дома — тут же уходит на кухню раскатывать тесто на самсы.

Усен Муртазаевич с 22 лет живет в России. Он работает в области строительства мостов и дорог. За 20 лет прошел карьерный путь от мастера до заместителя руководителя дорожного эксплуатационно-строительного управления по производству. Первый гранитный бордюр на улице Профсоюзной, главная площадь города, дорожное покрытие на Цветном бульваре и федеральная трасса вокруг Тюмени — проекты, к которым Усен Муртазаевич непосредственно приложил свою руку.

Жена Усена Топчугуль по образованию — учитель начальных классов, с момента переезда занимается коммерцией. Сначала женщина возила товар из Киргизии и продавала его на рынке, а после открыла свой магазин и теперь предлагает вещи российского производства.

Каждый год семья бывает на родине. Жена и дети обязательно на неделю уезжают на озеро Иссык-Куль.

– Дети первое время, когда приезжаем к родителям, молчат — стесняются говорить на киргизском, боятся, что их не поймут. Но сейчас не то время, в Киргизии местные говорят на русском и тут стесняться нечего, — говорит отец семейства.

В семье Усен говорит на русском, его жена обращается к детям на киргизском, а дети Елизабет и Эльдияр понимают и могут говорить на обоих языках.

В 2009 году к Усену обратились знакомые с просьбой оказать помощь в открытии киргизской диаспоры в Тюмени, с тех пор телефон мужчины звонит еще чаще.

– В 90-х и начале 2000-х было много проблем с временной регистрацией, и с тем, чтобы где-то пожить первую неделю. Мы принимали у себя соотечественников, они жили по несколько дней, пока не находили себе постоянное жилье. Сегодня таких проблем уже нет, — отмечает мужчина.

В последнюю поездку на родину сын сказал родителям, что после окончания университета собирается переехать в Бишкек.

– Он еще не понимает, насколько трудно работать, когда не знаешь, что будет завтра в твоей стране. По моей специальности спокойнее работать в России. Несколько раз мне поступали предложения вернуться и работать в Киргизии, но через полгода те люди, которые предлагали должности, уходили из власти и все менялось, — задумывается Усен. — Кроме того, меня учили в Сибирском автомобильно-дорожном институте имени Куйбышева, я знаю, как делать дороги в суровых условиях, здесь и применяю свои знания.

В будущем семья Бурхановых планирует вернуться в Киргизию, и это не обсуждается. А пока пытаются создать в своем доме уголок родины: готовят национальные блюда, по четвергам поминают умерших, и каждый месяц встречаются с соотечественниками за приготовленным на открытом огне барашком.

– В Москве есть коренные жители, все называют их москвичами, но в Тюмени никто не называет себя тюменцем. Здесь все приезжие и потому все с уважением относятся к другим людям, без разницы, кто откуда приехал. Да, надо сказать, что и Тюмень всех принимает, — говорит Усен.

«В связи с финансовыми затруднениями» Далее в рубрике «В связи с финансовыми затруднениями»«Тюменьагропромбанк» приостановил обслуживание клиентов Читайте в рубрике «Титульная страница» Telegram разделит судьбу LinkedIn«Сторонники Павла Дурова рано празднуют его победу», - полагает эксперт Telegram разделит судьбу LinkedIn

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»