«Чаще поят чаем, чем грозят перерезать веревки»
Зимой промышленные альпинисты в основном заняты на уборке снега с крыш. Фото: Елена Познахарева

Зимой промышленные альпинисты в основном заняты на уборке снега с крыш. Фото: Елена Познахарева

Почему промышленные альпинисты любят мыть окна жилых домов, и на какой высоте пропадает чувство страха

В 8:45 по крутым ступеням шириной в 10 см на второй этаж поднимается исполнительный директор крупной фирмы промышленного альпинизма Иван Ахметов. Навстречу спускаются двое парней.

– Поехали чистить крышу от снега в Тараскуль, — говорит парень в черной шапке.

За небольшим столом уже сидят 9 рабочих в форме. На клеенке черные кружки с чаем и растворимым кофе, банка с сахаром. Периметр небольшой комнаты заставлен синими ящиками без замков — личными шкафами рабочих. Больше половины места в них занимают скрученные веревки.

Иван здоровается, открывает план и произносит «убираем снег».

– Ветер до 7 метров в секунду. Минус 15. Саша, бери ребят и на Ершова, там два объекта, автовышка приедет в 9:30 к 23 дому, а после обеда — снег с 35-го дома скидываем. В Рощино ставим стойки, Миша, ты все знаешь, — уверено говорит Иван.

Парни медленно отставляют кружки, надевают синие комбинезоны, по две куртки, сверху застегивают ту, на спине которой нарисованный мужчина спускается на веревке со здания. Елена Александровна — специалист широкого профиля — из склада выдает лестницы, лопаты и кияки.

– Вчера группа получила снаряжение, вышла на улицу, села в машину, а молоток остался лежать на снегу, — говорит женщина.

Пока ребята разъезжаются по объектам, Иван Ахметов составляет планы работы на будущее, принимает новые заявки и лично инспектирует группу перед отправкой.

Иван, как и многие, пришел в промышленный альпинизм из скалолазания. Директор компании Алексей, когда-то тренер по скалолазанию, организовал фирму больше 10 лет назад. В 17 лет Иван впервые спустился с 7-этажного ресторана в центре города. До этого несколько месяцев ездил на роликах вокруг здания с ведрами краски и инструментами.

– Иногда мы промышленные работы проводим вперед оплаты, у нас слишком длинные цепочки согласования, а насты снега не будут ждать, пока все бумаги подпишут, — объясняет Иван.

Десять лет назад для города промышленные альпинисты были в диковинку. Когда стало понятно, что без автовышки и строительных лесов можно добраться до любого места на объекте, альпинисты стали требоваться везде: мойка окон, утепление швов, монтирование рекламных конструкций, замена стеклопакетов, очистка крыш от снега.

В Тюмени два учреждения, где официально учат промышленному альпинизму. В компании свой взгляд на обучение персонала: от наземного помощника молодые люди под присмотром бригадира начинают работать сначала на малой высоте, а затем поднимаются выше, но корочка обязательна для доступа к зданиям выше 3 этажа.

В компании спокойно относятся к тому, что новички спустя месяц уходят.

– Это серьезная работа, мы не геройствуем, потому что здесь на кону стоит собственная жизнь. Не твое это работать на высоте, ничего страшного в этом нет, — отмечает Иван. — Вот, Колян пришел в конце 2014 года. Сказал «хочу», мы взяли, высоты он не боится, занимался альпинизмом как спортом. Он пока стоит внизу и главная его задача, кроме наблюдения за старшими, говорить прохожим «ты сюда не ходи, а то снег в башка попадет».

Когда группа приезжает на объект, в первую очередь на земле лентами ограждают территорию. Сегодня в бригаде Александра, которая очищает две крыши детских садов от снега, не приходится наматывать ленту в три слоя или ставить забор. Но прохожих иногда не остановить.

– Недавно девушка чуть не бросилась на меня с кулаками, все потому, что я попросил ее обойти здание с другой стороны, а это лишние 150 метров, — говорит Николай, который пока всегда стоит внизу. — Иногда и машины паркуют под лентами, водитель говорит, что на 5 секунд, а через час кричит, что его машину засыпало снегом.

Завхоз детского сада показывает бригаде промышленных альпинистов участки, где нужно убрать снег.

– Крыша здесь шиферная, хрупкая, поэтому нельзя по ней ходить ногами, будем работать с автовышки.

Машина заезжает на территорию сада, в будку с лопатами заходят Александр и Михаил. Автокран как голова жирафа поворачивается то в одну, то в другую сторону. Парни методично сначала откалывают кусок снега от покрытия, а затем подталкивают его к спуску крыши. Николай ходит вокруг здания и смотрит, чтобы из запасных выходов никто не выходил.

– Сто-о-ой, — кричит Николай.

Это из-под козырька выбегает повариха.

– Кричи громче, — отвечает Александр.

Александр в промышленном альпинизме 10 лет. Начинал утеплять швы домов с 9-этажных корпусов. Уборка снега для мужчины — обычное дело: в одно ухо он вставляет наушник с музыкой, подтягивает повыше шарф, чтобы не летел снег, и идет работать лопатой.

– Мне нравится рекламу монтировать, почти всегда приходится что-либо изобретать, то спускаешься с необычной крыши, то ветер такой сильный, что сдувает конструкцию и ее нужно закрепить так, чтобы все держалось. В общем, если 30 минут думаешь, как сделать, а после 5 минут реализуешь — это по мне, — говорит Александр.

Его напарник Михаил 6 лет назад начинал с монтирования кондиционеров на фасадах домов.

– А потом смотрел, как и что делают другие парни и повторял за ними. Мы все начинали так, — делится Михаил.

Спустя 2 часа весь наст убран. Перед следующим объектом есть время на обед в ближайшей столовой или на горячий чай в кулинарии.

Тем временем Иван сидит в конторе и координирует работу бригад.

– У нас ненормированный рабочий день. Конечно, мы стараемся работы выполнять в дневное время, но иногда вызывают и экстренно, — рассказывает Иван.

В ноябре на улице Туполева ночью обвалился балкон в девятиэтажном многоквартирном доме. Окна и боковые панели квартиры остались без пола. Рано утром промышленные альпинисты уже начали устанавливать удерживающиеся металлические конструкции в квартирах ниже. А стену квартиры, на которую обрушилась плита, нужно было усилить металлическими углами.

– Это чрезвычайное происшествие, поэтому к вечеру наши ребята уже установили первый уголок, который не позволил стене отойти, а на следующий день усилили балкон еще двумя конструкциями, — вспоминает Иван.

До сегодняшнего дня бригады альпинистов ведут работы на объекте: в каждой квартире устанавливают металлические стойки.

– Кто-то относится с пониманием к ситуации, а некоторые жители не хотят ставить стойки, кому-то они будут мешать ходить по балкону, где расположена кухня, кто-то отказывается нас пускать, — сетует альпинист.

Непонимание к работе промышленных альпинистов парни встречают редко.

– Нас чаще поят чаем и угощают пирожками, когда мы моем окна в жилых домах, чем угрожают, что перережут веревку, — говорят альпинисты. — Мыть окна на кухнях — это приятно, и истории разные жители расскажут, и новостями поделятся, и спасибо скажут.

– И за воров нас никто никогда не принимал, это только в фильмах на одной руке спускаются по веревке и забираются в окна. По нам видно, что мы промышленные работы на высоте проводим, — добавляют промышленники.

Иван вспоминает случай, который произошел в знакомой компании, производящей работы на высоте.

– Двое рабочих утепляли швы на жилом доме, из окна высунулся пьяный мужчина, спросил, что тут делают парни в снаряжении, и пообещал, что перережет веревки. Один парень отстегнул оборудование и начал спускаться по дому как спецназовец, на уровне второго этажа ему перерезали веревку, молодой человек упал на бок, ничего не повредил, но, конечно, был удивлен. С мужчиной с ножом разобралась полиция, — говорит Иван.

Иногда альпинистов вызывают снять кошку с гаража или дерева, но в этих случаях чаще обходятся без снаряжения. А вот когда поступает вызов на открытие дверей — веревки, восьмерки и жумары необходимы.

– В первую очередь, когда теряют ключи от квартиры, люди думают о том, чтобы обратиться к спасателям, но это же стопроцентное вскрытие двери без церемонностей, мы стараемся аккуратно, через форточку, — смеется Александр, правда, в свою квартиру ему не приходилось проникать подобным образом.

В прошлом году в компанию пришел молодой человек с необычной просьбой: помочь удивить девушку. По легенде, молодой человек хотел спуститься к окну возлюбленной и подарить ей цветы. Автовышка, по мнению парня, была слишком простым способом удивить девушку, поэтому он долго уговаривал альпинистов прицепить его к веревкам и спустить вниз.

– Парень висел как груз, так как он не профессионал, ему лишний раз и повернуться нельзя было. По его лицу было видно, как ему и страшно, и жутко, но парень пересилил себя и свой страх. Девушка, конечно, была удивлена появлению в окне молодого человека, а когда мужчина оказался на земле, выяснилось, что он пытается завоевать сердце несвободной девушки, поэтому так старался, — говорит Иван.

Бригада Александра возвращается после перерыва на второй объект. Крыша здесь из металлочерепицы, поэтому ребята будут работать прямо с нее. Николай перекрывает лентами проходы возле крыши, а Александр и Михаил со второго раза запрыгивают на лестницу в 2 метрах от земли и поднимаются на крышу. Первым делом парни привязывают себя к устойчивым конструкциям: трубам, вентиляциям. И уже после передвигаются по крыше на страховке. У каждого промышленного альпиниста две веревки по 80 метров, одна из них — страховочная, как запасной парашют.

В этой компании экстренных ситуаций, когда бы пришлось воспользоваться страховкой, не припомнят, но вот в практике Ивана был случай.

На улице Чаплина много лет назад производили герметизацию окон. Крыша была с двумя парапетами на разных высотах. Иван выставил защиту, но когда был уже на уровне 2 этажа, к нему на колени лентой спустилась веревка. Парень, не задумываясь, залез в открытое окно.

– Позже я понял, что веревка перерезалась о второй парапет, на который я не обратил внимания, и не поставил защиту. В том случае ничего хорошего нет, только после я стал в 15 раз тщательнее проверять все оборудование, но помню, что в первые секунды не понял, что произошло, а после мне стало жутко, — подводит итог Иван.

Бывалые промышленные альпинисты признаются, что уже мало чувств испытывают, когда работают на высоте. Пятиэтажные и девятиэтажные дома для них пустяк.

– Поднимаешься на 16-этажное здание, смотришь вокруг, далеко внизу стоят дома, на которых когда-то работали с замиранием сердца, а теперь стоишь на высоте 50 метров и понимаешь, что все это было невысоко, — делится Александр.

– Здания в городе с каждой новой сдачей становятся все выше и выше. У меня вот уже нет желания производить работы на самых высоких объектах. Может быть, уже прошло то время. Но когда поднимаюсь на высотку, смотрю по сторонам, на город: есть крыши, с которых открывается великолепный вид на Тюмень. У меня есть фотографии, — показывает Иван. — Мне нравится решать сложные задачи: перемещать большие объекты в закрытых пространствах. Натягиваешь веревки как паутину и обходишь выступы и витрины, спуская что-нибудь вниз.

Уже вечером бригада Александра заканчивает работу. На сегодня больше нет объектов. Завтра, несмотря на 9-метровый ветер в секунду и 22 градуса мороза, ребята будут убирать снег с очередной крыши и устанавливать металлические стойки на Туполева.

«Я знаю, как строить дороги в суровых условиях» Далее в рубрике «Я знаю, как строить дороги в суровых условиях»Как живут киргизы в Тюмени Читайте в рубрике «Титульная страница» Telegram разделит судьбу LinkedIn«Сторонники Павла Дурова рано празднуют его победу», - полагает эксперт Telegram разделит судьбу LinkedIn

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»