Дело времени
Василий Шакуло, часовой мастер. Фото: Елена Познахарева / «Русская планета»

Василий Шакуло, часовой мастер. Фото: Елена Познахарева / «Русская планета»

Тюменский часовщик — о самых запоминающихся часах своей жизни

Своего часового завода в Тюмени никогда не было. Несколько собранных из дерева корпусов под готовый механизм, часы на здании городского музея — вот и все авторские опыты тюменцев над временем. Зато дом быта в советское время выпустил нескольких часовых мастеров на рынок кооперативов и индивидуальных предпринимателей. У одного из них небольшая в рамках страны, но солидная для Тюмени коллекция антикварных часов.

– Одни часы привез дед-фронтовик из Германии, — Василий Васильевич Шакуло, часовой мастер, показывает на деревянные часы с блеклым циферблатом и крышей-домиком. — А продал мне их его внучок. В интерьер они не вписались. Обычно солдатики привозили с войны карманные часы. Таки-ие, — он долго тянет последнее слово, — могли позволить себе только те, у кого были звезды на погонах.

По чертежам да Винчи

Василий Шакуло — самоучка. После нескольких лет работы бортрадистом и получения зарплаты, равной пенсии мамы, устроился помощником мастера в центральный дом быта.

– Один, два, пять раз разобрал часы, изучил принцип работы. Все идет от силы, будь она в гире, батарейке или в заводе ключом, — ровным голосом рассказывает мастер.

На весь небольшой салон раздается бой часов. Сначала одни гудят тонким звоном, затем другие гундят тихо, а завершает все кукареканье. Вдоль трех стен — витрины с разными часами, в основном средней ценовой категории.

За спиной Шакуло — стена с антикварными часами. Здесь их больше двадцати. Еще несколько на подоконнике. Напольные, настенные, каминные часы оказались в мастерской разными путями.

В коллекции Шакуло есть и столетние часы, и произведенные в 80-е годы XIX века. Самые старые по конструкции здесь выполнены по чертежам самого Леонардо да Винчи. Они полностью деревянные, вместо гирь веревка, маятник отсутствует, а стрелка всего одна — часовая.

Механизм корабельного хронометра. Фото: Елена Познахарева / «Русская планета»

– Эти мне привез знакомый из Испании, — Василий Васильевич тянет за веревку. — Жалко, хода хватает лишь на восемь часов.

Он показывает вблизи то одни, то другие часы. На одних стоит дата: 26 августа 1924 года. И дальше подпись: девятый немецкий фестиваль. Какой именно, перевести не удается. Такие часы вручались участникам, и видимо, трофеев было несколько. Но сегодня они довольно редки.

– Встречал я часы и тюменских кулибиных. Механизм, конечно, был приобретен где-то в Швейцарии, мастер оформлял корпус и ставил свою фамилию. Часы считались тюменскими.

На здании музея «Городская дума» стоят часы тюменского мастера. В 1871 году местный умелец Алексей Трусов, крестьянин из деревни Онохино, изготовил для здания тогдашней Думы часы по образцу курантов московского Кремля. Они располагались над крыльцом входа и отбивали каждые четверть часа, а также каждый час играли гимн Российской империи. Сегодня часы молчат.

Шакуло проходит вдоль стены и называет примерные даты создания антикварных часов. Откуда большинство и какая у них история, он не знает. Чаще всего часы клиенты просто приносят и оставляют. Некоторые совсем не идут, многих деталей в них не хватает. Тогда часовой мастер садится за стол и долго подбирает необходимые. Если совсем не получается найти замену — делает сам.

Кулибин

– Приходят в салон клиенты и говорят: мои часы 10 лет шли и вдруг перестали. Если женщина приносит часы — беру молча, а если мужчина, спрашиваю: «Вот ты на машине ездишь, свечи, масло меняешь?» Говорит, конечно-конечно, — ремонтируя наручные часы, рассказывает Василий Шакуро. — С часами нужно так же: разобрать, вытащить барабаны, пружины, все смазать. Даже если исправно идут.

За полчаса мастер обслуживает нескольких клиентов. У одного остановилась часовая стрелка, у другого что-то с заводом часов, третий выбирает механические ходики.

– Сегодня у людей есть деньги на покупку часов. Большой дом — на камин обязательно часы, огромный зал с колонами — ставят напольные часы. Как-то раз пришел клиент, а у него часы за миллион рублей, — улыбаясь, вспоминает мастер. — У него шпилька погнулась, а вторая сломалась у меня в руках. Страшно, конечно, что-то испортить, долго расплачиваться буду. Взял шпильки стальные от других часов, позолотил их. И отдал часы.

Китайские электронные часы из пластмассы в 90-е годы он чинил стальной иголкой.

– У меня у самого были часы с калькулятором, ох и часто они ломались. Помню, вплавил четыре иглы в корпус, чтобы крепкими были. Когда случайно ударил их, часы пополам раскололись, а иголочки продолжали держаться.

Мастер показывает на часы по эскизу да Винчи. Фото: Елена Познахарева / «Русская планета»

Василий Васильевич копается в большом шкафу — все запчасти по коробочкам и полкам.

– Самая частая неисправность в часах — поломка зубьев на барабане. Это происходит, когда кончается смазка в механизме. В этом случае можно выпилить новые зубья, подобрать барабан от другого механизма.

– Для Василия все просто. А если какие-то часы с первого раза не поддаются ремонту — ну, невозможно найти причину поломки — он ходит вокруг них несколько дней, но все равно сделает. Золотые у него руки, — говорит жена Наталья.

Дети Шакуло пошли по стопам отца. У одного свой салон, второй помогает отцу здесь же.

– Ремонтируем то, что сломалось, — говорит Василий Васильевич. — Но среди антикварных есть и те, которые вовсе не починить. Вот так и висят. Я же не завод, не могу сделать все, люди просто вытащили детали, а какая именно была, кто его знает? Часы выпускались столетиями, менялись, написано, например, Le Roi a Paris, а это бренд, под которым делали часы и во Франции, и в Германии.

В салон заходит пожилая женщина:

– Как у вас все тикает.

– У нас и дома часы в каждой комнате, а в одной с четвертным боем — привыкли, не мешают, — улыбаются хозяева.

Как китайцы

На полке в очередь на ремонт стоят советские часы. Например, каслинское литье «Хозяйка медной горы и Данила мастер».

– А таких же, только с вытянутой во весь рост хозяйкой горы нет? — спрашивает только что зашедший посетитель. — Жаль. Ищу уже давно.

Мужчина протягивает Василию часы Челябинского часового завода в оранжевом пластике.

– Они танковые? — с надеждой в голосе вопрошает посетитель.

– Нет, что вы, бытовые. Но похожие вставлялись в панель танка, действительно, крутишь головку — часы трещат, заводятся они так.

– Центр тяжести тоже сбился. И, может, протереть циферблат, что-то потемнел, — клиент хочет при перепродаже выручить за часы больше денег.

– Сделаем, шайбы выгнуть нужно. А циферблат оставим, иначе новодел будет, цену потеряют, — не поднимая глаз от часов, отвечает мастер.

Василий вспоминает истории про Челябинский завод, на базе которого долгие годы делали самолетные часы.

– Челябинская «Молния» появилась в 1947 году, но не все знают, что завод организовали на базе мануфактуры «Дюбер Хемптон», купленной по решению Сталина в 1929 году в Соединенных Штатах.

Производство популярных авиационных часов АЧС-1 делали по швейцарской технологии. Прототипом для АЧС-1 послужили авиационные часы, производимые швейцарской мануфактурой Жежер ЛеКультр для советской авиации до 1939 года.

– «Москвич», советский автомобиль. Это же мы у немцев после войны отобрали производственные линии «Опеля» и запустили под своим именем. Китайский рынок так поступает. Кировские часы один в один швейцарские Ulysse Nardin. Из ныне живых остались «Восток» — командирские часы, «Пенза», — без остановки выдает Шакуло. — «Слава», правда, еле-еле живет. Зато «Ракету» купил француз, посмотрим, что будет. «Полет» работает на советском производстве. «Ника» работает, только из собственных производств лишь корпуса. Но были и свои мастера, вот, где-то в России часы из дерева мужичок сделал. Даже пружину из бамбука скрутил, после, конечно, заменил на сталь, не точность была. Но ведь делают.

Антикварные часы на стене. Фото: Елена Познахарева / «Русская планета»

Дверь в салон закрывается, и Василий достает морской хронометр. Коробка из-под него не сохранилась. Верхняя крышка откручивается с железным скрипом.

– Завод имени Кирова. «Полет» выпускал их. Тут интересный механизм, мало кто внутрь заглядывал, — он показывает все детально. — Чтобы корабль был застрахован по международным стандартам, на его борту должны стоять такие часы. Вот тут, — пальцы мастера погружаются в корпус, — стоял большой алмаз. Вытащили предыдущие хозяева, хотели бриллиант сделать. Им осталось только купить специальный станок (смеется). В итоге сделали из него стеклорез.

Василий Васильевич никогда специально не пополнял свою коллекцию антикварных часов. Не было и такого, чтобы он подолгу искал какой-то конкретный часовой механизм. На стене в небольшом часовом салоне уже нет свободного места. Но если кто-то из клиентов принесет старые часы и спросит: «Васильич, тебе, случайно, не надо?» — Василий Шакуло улыбнется, аккуратно возьмет часы, а в свободное время, надев очки, сядет с ними за стол в мастерской.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Двойной удар по ЕГЭПочему готовиться к экзаменам стало проще? Отвечают создатели успешного российского стартапа TwoStu Двойной удар по ЕГЭ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»